Перевод: интервью с Celldweller

Дата: 29 мая 2010. Автор: czone. Рубрика: Интервью
Метки: , , ,
Просмотров: 10,988

Представляем Вашему вниманию перевод последнего интервью Клейтона…
[singlepic id=264 w=320 h=188 float=left]Celldweller всегда был проектом, который идет против течения, и нисколько об этом не жалеет. Удивительно, что это – детище всего одного человека, Клейтона. Перед тем как запустить этот феномен с загрузкой из интернета и сайтом, Клейтон потоком выпускал музыку, основанную на его представлении, посредством распространения через интернет, прежде чем кто либо еще пришел к этому. Его треки можно найти в саундтреках к таких блокбастерам как Человек- паук 2 и 3, а так же Железный человек.

После нескольких лет с момента его последнего живого выступления, кажется, он готов вернуться на сцену и отжечь! Этим летом он приедет в Нью-Йорк на VampireFreaks Triton Festival. Так что усаживайтесь по-удобней и окунитесь в мир Celldweller. Спонсор новости – проект, посвященный современной музыке всех стилей и направлений!

Rafi: Один из аспектов вашей разносторонней музыки, который был встречен с большой похвалой – ваш сложный многоинструментальный фон. Ты начал получать свое музыкальное образование когда был очень молод?

Klayton: Да, довольно рано, где-то в 13 у меня появилась моя первая барабанная установка. Помню, когда получил ее, был так взволнован, что едва мог дышать. Я даже установил ее совершенно неправильно, искренне верил в то, что бью барабан по лицевой стороне, когда барабанил палочками в его правый бок (да простят меня за этот перевод драммеры и музыканты, знакомые с устройством установки)) Именно тогда я понял, что хочу создавать музыку, я отнюдь не хотел учиться играть Моцарта или постигать муз.теорию, я просто слышал музыку в моей голове и хотел ее выразить. Могу сказать, я был наблюдателем, очень застенчивым и тихим ребенком, я наблюдал за всем происходящим и учился. Помню как ходил в музыкальные магазины и смотрел как другие парни играли биты, что мне нравились, а потом я шел домой и постоянно практиковался, стараясь сымитировать, повторить звук. Вы должны помнить, что это было до времен Youtube, так что на всех инструментах я учился играть самостоятельно. По большей части я пытался извлечь все мелодии и идеи из головы, нежели хотел стать как Ингви Мальмстин или кто-то в этом роде.

Rafi: Я так понимаю, ты был тем еще металлюгой?

Klayton: Да, целиком и полностью.Slayer, Exodus, и Anthrax – я определенно больше опирался на темную сторону музыкального жанра. Для меня – это все, что касалось the Thrash и быстрой и тяжелой игры. Вот к чему лежало мое сердце, пока мне не надоела музыка целиком состоящая из гитары, баса и ударных, и я не начал искать чего-то большего. Плюс драммер – это человек, которого обычно сажают где-то сзади и не ждут, что будет много болтать. Так что это не сильно позволяло мне выразить музыку, что я слышал и так хотел вытащить из головы. Так что когда мы сидели в студии и гитарист уматывал перекусить, я садился и пытался повторить то, что он делал, так я взял мой первый аккорд из двух нот (пауэр-аккорд). Однажды я узнал о секвенцере, и это был последний раз когда я работал с кем-то кроме меня.

Rafi: Как я понял из прошлого интервью, многое для тебя изменилось после того, как ты впервые услышал Skinny Puppy. Что же конкретно и как повлияло на тебя?

Klayton: Это просто вынесло мне мозг! Я представить не мог, насколько тяжелой может быть музыка. Я явно тяготел к мраку и агрессии, так что электронная музыка, соединяющая в себе оба этих понятия, действительно сильно повлияла на меня, я даже не подозревал, что такой тип музыки существует. После тщательных поисков, я нашел то, что они использовали, когда записывали эти треки, пошел и сразу купил себе синтезатор и клавиши. Так я начал играть риффы в стиле Slayerа, и проигрывал их с *готовыми*(спрограмированными) ударными, так я начал находить свое звучание.

Rafi: С тех пор как появился Celldweller, ты в основном распространяешь свою музыку через интернет, что началось еще до появления Napster и Myspace. И вот теперь, когда интернет распространение занимает ведущую позицию, что ты об этом думаешь, куда все это идет?

Klayton: Ну, это очень многогранный вопрос, требующий сложного ответа, на самом деле, основная причина, по которой я распространял музыку именно таким образом, – необходимость.На тот момент у меня не было ни лейбла, ни денег, у меня не хватало денег даже чтобы выпустить демо-диск. Тогда я решил сделать ставку на цифровые медиа, которые только начали развиваться. MP3.com было основным местом, куда можно было загрузить свои треки и попытаться сделать так, чтобы люди зашли туда и послушали мою музыку. Я действительно очень благодарен за такую возможность, потому что сейчас строю свою империю именно на этой концепции. Все что требовалось, это сделать музыку цифровой, иногда отдавать ее людям за так, чтобы они потом могли инвестировать в тебя как в исполнителя. Многое сильно изменилось за последние годы, особенно за последние 10, во время которых большинство моих знакомых предпочитали скачивать музыку любыми способами, но не покупать ее. Это как ощутимый шаг назад сейчас, когда вся ценность полноценного альбома рушится. До 60х годов музыканты вроде Элвиса делали деньги не на альбомах, а на синглах. Музыканты выпускли по песне-две за раз и фанаты покупли только их. Из своего опыта и от других музыкантов знаю, что можно пропасть на несколько лет и работать над полноценным альбомом, выпустить его, а потом фаны купят пару треков с него и это все. Так что в конечном итоге у тебя есть 9 песен на iTunes, и никому нет до них дела. Если честно, я ненавижу *музыку-наполнитель*, вот что я думаю было не так с исполнителями 80-90х годов, они писали одну песню для радио, а потом заполняли свой альбом музыкой, которая никому не интересна.

Rafi: Один из аспектов цифровой эры, который меня огорчает, это потеря хорошей *физической* продукции, типа красивой обложки, вкладышей с текстами и нотами. Не скучаешь по этому?

Klayton: Конечно, я, думаю как и многие ваши читатели, покупал альбомы, базирующиеся на лейбле или работы, принадлежащие этому лейблу/альбому. Было сложно преодолеть это испытание, не было денег, чтобы нанять художника или публициста, приходилось как-то компенсировать это. Это заставило мня думать по-другому, например мой альбом будет выпускаться главами, по 2 трека в каждой, в итоге получится 10 песен, которые показывают весь сюжет. К каждой главе выходит много мерча(вещей), который перекликается с этой главой и все это выходит лимитированным тиражом. Так вы можете купить футболку с принтом арта, связанного с этой главой. Потратив на пару долларов больше, вы можете приобрести серию из 15-20 демо-записей к каждой из этих песен, так вы видите все изменения и прогресс от начала и до конца работы над треком.

Rafi: Значит арт-работы, о которых ты говоришь, направлены на то, чтобы рассказать историю каждой главы?

Klayton: На самом деле, обложка каждой главы – как кусочек паззла, как только у вас будут все 5 глав, вы сможете сложить все кусочки воедино и получить полное изображение. Идея такова- арт начинает раскрываться в одну большую картину.

Rafi: Ты, должно быть, очень рад видеть как все это реализуется для твоих фанов.

Klayton: Бесспорно. Увы я делаю не простую музыку, так что требуется не мало времени, чтобы свести все это вместе. Иными словами, мы вовлекаем наших фанатов в творческий процесс, они сами придумывают и делают арт для глав. Например, прямо сейчас я готовлюсь выпустить третью главу, которая состоит из треков “The Lucky One” и “Tainted”, так что сначала я публикую текст, чтобы они делая что-то, базировались на нем. В конце концов я перелопачиваю весь присланный арт, и, когда люди покупают deluxe edition, он содержит 15-20 разных изображений, сделанных фанатами. Я думаю, в каком-то смысле можно сказать, что мы пытаемся поднять этот аспект *физической* продукции на новый уровень.

Rafi: Надеюсь, музыкальная индустрия возьмет это на заметку, особенно если учесть тот факт, что вещи которые они делали на протяжении многих лет, сейчас уже не работают.

Klayton: Я думаю, что они буквально из последних сил держаться за свою *жизнь*. Продажи альбомов резко снизились, и я не думаю, что они охватили весь iTunes, как это должно было бы быть. Они думают, что все вскоре вернется на круги своя, но этого никогда не произойдет. Это новая эра, и либо вы идете в ногу с технологическим прогрессом, либо погибаете.

Rafi: У тебя был проект с Крисом Энджелом (Mind freak), как я понял, он использовал иллюзии на сцене во время выступления. Интересно узнать, какие трюки он показывал и каково было выступать, пока все это происходило рядом?

Klayton: Это продолжалось около 6 лет, на наших выступлениях все было хорошо постановлено. Это конечно не было так, что я сидел за синтезатором и играл, а он в это время показывал карточные фокусы (*мы смеемся*), все было хорошо продумано и я был вовлечен во весь этот процесс постановки. Мы работали вместе очень хорошо, всегда делились друг с другом идеями и это было действительно здорово.

Rafi: Я много читал о твоей нелюбви к турам, и я не могу не поинтересоваться: записывая новый альбом, ты не скучаешь по тем временам, не хочешь ли поехать в тур еще раз?

Klayton: Есть так много вещей, которые я мог бы включить в список *Что я не люблю в турах*. Я думаю, это произошло из -за того, что, когда я вернулся из последнего тура, я чувствовал себя настолько деморализованным и потерял так много денег, что я сказал себе, что никогда не сделаю этого снова. Последние годы я переосмысливал мой подход к турам и понял, что мне не нравилось в них, и спрашивал себя почему же я гастролировал с полноценной группой? Потому что они были моим фоном, *поддержкой*, я тогда был вроде как металлистом. Я имею ввиду, что сейчас в основном слушаю электронную музыку, чтобы делать ее нужно 1-3 человека, так почему же я не могу пойти и делать ее один (выступать один)? Но сейчас все изменилось и я беру с собой Брета, который, кстати, выпускается под моим лейблом. Мы будем делать полную реинтерпретацию всего моего репертуара, даже того материала, что вошел в Circle of Dust. Это будет чем-то более танцевальным и ориентированным на визуальный арт-перфоманс. Так что я очень взволнован предстоящими выступлениями, это будет совершенно новый опыт для всех, включая меня.

Rafi: Ты упомянул, что это будет полная реинтерпретация треков, из чего я понял, что во время концертов фаны получают измененную версию того, что они привыкли слушать. Не добавляет ли это давления на тебя?

Klayton: Это оказывает очень сильное давление. Столько всего сразу навалилось, например сейчас я переделываю весь мой репертуар, и так много вещей нужно учесть, таких как: какое оборудование я использую, как я хочу изменить его(репертуар), и то многочисленнное количество материала, что уже изменено – просто с ума сойти. Думаю, можно сказать, что сейчас я в аду (*мы смеемся*), надеюсь, что только этот этап окажется таким трудным. Все будет совершенно по-другому, не как когда мы были в туре с целой рок группой, выступали с плохим звуком, плохой организацией, и ужасным звукорежисером, который путешествовал с нами. Сейчас я пытаюсь придумать как приобщить моих фанов к реинтерпретированным версиям песен, чтобы они могли послушать треки до того как начнуться живые выступления.

Rafi: Твоя музыка была с успехом встречена и успешно использована как саундтрек к фильмам, видео играм и тд. Уверен ты не раз встречал и негатив в этом отношении.

Klayton: Несомненно и такое было, но на раннем этапе моей карьеры я понял, что всем угодить нельзя. Если я буду пытаться понравиться одной группе людей и сделать их счастливыми, то будет и другая группа, которая останется недовольной. Поэтому я просто делаю то, что я делаю и не позволяю этому беспокоить меня. Я никогда и подумать не мог, что моя музыка будет использована в таких фильмах, как Человек-паук 2 и 3, Железный человек. Мой менеджер тогда только начал заниматься нашей компанией, и лицензирование было одним из вариантов к которому мы склонялись. Первым фильмом, в котором была использована моя музыка, стал ремейк фильма Анаконда, который назывался Питон. Я никогда не видел этот фильм, но мой брат посмотрел его, знаю что там была моя музыка. Я думаю она была использована в какой-нибудь лесбийской сцене, перед тем как их всех убили.

Rafi: А ведь не каждый день случается, что твою музыку в лесбийские сцены вставляют.

Klayton: Совершенно верно! Большая часть моей ранней музыки была бесплатной, вот как я получил старт в этой области, просто шел своим путем.

Rafi: Вернемся к теме живых выступлений, ты собираешься выступить на VampireFreaks’ Triton Festival в Нью-Йорке, ты уже что-то запланировал для тех, кто там будет?

Klayton: Ну, я только уверен, что у меня будут красные волосы. (*мы смеемся*)

Rafi: Ну по крайней мере фаны могут пока не выбрасывать твои старые фотографии.

Klayton: (смеясь) Конечно, могут пока их попридержать. Я все еще пытаюсь представить эту часть, я уже понимаю как хочу чтоб прошло выступление, но я все еще пытаюсь свести все мысли воедино.

Rafi: Будучи человеком, принявшем непосредственное участие в *Сделай сам*—подходе к музыке, что бы ты посоветовал молодым, вдохновленным музыкантам на VampireFreaks?

Klayton: Если что и стоит почерпнуть из моего опыта и карьеры, это то, что нельзя сдаваться. Я знал с раннего детства, что это все, чем я хочу заниматься, я не был создан для того, чтобы стать врачом, ( хотя изначально я учился на него). Я понял, что недостаточно люблю людей, чтобы стать им. Музыка – вот все что я хотел, я принес много жертв ради нее, я пожертвовал моим временем, моими друзьями, и тусовками по выходным, чтобы остаться дома и поработать. Лучший совет – не сдавайтесь, если у вас есть или будут навыки, убедитесь, что пойдете до конца.

Translated: By Veronika Polozova
╣CELLDWELLER╠ В Контакте



Комментарии с сайта
  1. Desmond пишет:

    Хы…забавно))

  2. WaRr1n пишет:

    хахахаха супер =))))

  3. czone пишет:

    неплохой фанфик :D

  4. Vince Barkey пишет:

    Хм…СиЗон Х) а ты мне хорошую идею подал…:)

  5. Vince Barkey пишет:

    о уу ее)) главное чтобы Клэй не прочитал а то мне кажется по части юмора он узколобый Х((( (надеюсь я ошибаюсь)

Комментарии с ВКонтакте

Комментарии с Facebook